Вожделенные Аланды Али Аббасова

от: ali abasov <kila50@mail.ru>
ответить: ali abasov <kila50@mail.ru>
кому: realazer@mail.ru,
realazer@gmail.com,
kila51az@yahoo.com
дата: 14 сентября 2005 г., 12:23
тема: Ali Abasov
отправлено через: mail.ru

Pozaluisea proverte gramotnost’, pisal bez russkogo teksta. A.A.

Али Абасов

С 3 по 9 сентября группа представителей НПО, политологов и журналистов стран Южного Кавказа по приглашению правительства Финляндии посетила Хельсинки и Мариехамн с целью ознакомления с опытом становления и развития автономии Аландских островов. По различным причинам из представителей НПО Абхазии, Южной Осетии и Нагорного Карабаха в поездке смогли принять участие лишь последние.
Лично меня, некогда писавшего об опыте самоуправлеия Аландов в плане возможностей его применения для урегулирования нагорно-карабахского конфликта, эта поездка заставила по-новому оценить многие реалии истории и современности. Действительно, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать (прочитать). Представляемой вниманию читателя серией статей я хочу соотнести исторические и современные проблемы зарождения этнических конфликтов и технологий их разрешения.

Статья 1. АЛАНДСКАЯ АВТОНОМИЯ – КАК ЭТО НАЧИНАЛОСЬ

В периодически выпускаемых популярных публикациях правительства Финляндии и властей Аландов (а ими, обычно, и ограничивается интерес к обсуждаемой проблеме широкого читателя) можно выделить примерно одинаковую канву исторических событий, составивших суть конфликта, для решения которого в свое время понадобилось вмешательство Лиги Наций – прообраза современного ООН.
Аланды – это расположенный в Балтийском море архипелаг, состоящий из 6000 (не считая десятки тысяч мелких) островов. Подавляющее число населения этих островов, входивших до 1808 г. в состав Шведского Королевства, этнические шведы, сохранившие свой национальный язык и менталитет. На тот период на протяжении длительного исторического времени в состав шведского государства входили Норвегия и Финляндия. По итогам шведско-русской войны 1808-1809 гг. Швеция уступила Финляндию и Аланды России, а последняя в 1856 г. вынуждена была признать Аланды демилитаризованной зоной. В начале XX в. Норвегия мирным путем, на основе референдума, отделилась от Швеции, а в 1917 г. Россия признала независимость Финляндии. В это время шведское население Аландов изъявило желание воссоединиться со своей древней родиной и представило шведскому королю прошение, подписанное всеми взрослыми жителями островов. Хельсинки выступили против желания аландского населения и в 1920 г. парламент Финляндии принял закон о самоуправлении островов, который был отвергнут жителями Аландов. При назревающем конфликте двух государств за спорную территорию вопрос о статусе островов был передан на рассмотрение Лиги Наций.
В июне 1921 г. Совет Лиги Наций признал суверенитет Финляндии над Аландскими осторами, а через год вступила в силу международная конвенция о демилитаризации и нейтралитете этой территории. Одновременно Финляндия взяла на себя обязательства по сохранению шведского языка, культуры и местных обычаев населения Аландов. После того, как в закон о самоуправлении были внесены некоторые изменения, соответствующие замечаниям и решению Совета Лиги Наций, аландцы получили возможность применить его на практике в 1922 г., когда состоялись выборы в лагтинг – аландский парламент.
Все изложенные события соответствуют истории, но если обратиться к более серьезной литературе, то выясняется, что на протяжении почти 600 лет Швеция безраздельно господствовала на всем Скандинавском полуострове, являясь супердержавой того времени. Знакомство с ситуацией необходимо продолжить хотя бы кратким обращением взора на географическое положение Аландского архипелага, и тогда незамедлительно прояснится все объясняющая картина многочисленных споров по поводу Аландов. Этот архипилаг, состоящий из раскинувшихся между Швецией и Финляндией десяках тысяч островах, представляет собой стратегический район Балтийского моря, являясь своеобразным ключом безопасности всех прибалтийских стран, а, следовательно, и их соседей. Стратегический форпост на этих островах передавал пресловутый ключ в руки той страны, которая, владея Аландами, могла возвести здесь мощную военную базу. Что, собственно говоря, и начала делать Российская империя, как только завладела этой территорией. А так называемая демилитаризация Аландов в 1856 г. явилась результатом совместной военной экспедиции Англии и Франции, в ходе которой была полностью уничтожена российская военная база. Словом, первоначальное решение о демилитаризации и нейтралитете Аландских островов было итогом признания геополитической реальности того времени – ни одна из великих держав не могла за счет владения этой территории решительно увеличить свою гегемонию в мире.
Мы можем смело утверждать, что одним из таких ключей в современном мире оказался Южный Кавказ. Но в отличие от прежних времен, когда Россия была ослаблена гражданской военой и по сути игнорировалась Лигой Наций, а потому не могла заметно влиять на судьбу Аландов, на Южном Кавказе эта страна продолжает оставаться важным элементом политики, хотя бы в силу сохраняющейся возможности влиять на многочисленные конфликты эпохи «замороженного состояния». Возможен ли консенсус современных мировых держав по демилитаризации Южного Кавказа? Забегая вперед, отмечу, что подобный статус не препятствовал вступлению Аландов в ЕС на особых, можно сказать, привелегированных договоренностях с этой европейской структурой. На первый взгляд, наша ситуация решительно отличается, хотя бы в силу того, что переговорные процессы по урегулированию конфликтов Южного Кавказа прочно загнаны в тупик, из которого нет разумного выхода.
Оставив на время эту судьбоносную проблему нашего региона, обратимся к опыту Аландов. Совершенно точно известно, что ни одна из трех сторон конфликта не была удовлетворена решением Лиги Наций, и таким образом речь шла о том, что разрешение конфликта было исполнено по сценарию, который в конце ХХ-го века в случае с Югославией был назван принудительным. Швеция вынужденно заключила Договор, подтверждающий статус Аландов в составе Финляндии, аландцы так и не получили разрешения на проведение референдума, результаты которого были заранее известны и вели бы к воссоединению со Швецией. Финляндия принуждалась предоставить Анандам невидимый до тех пор в мировой практике уровень автономии и самоуправления, дескриминирующий финнов, проживающих на островах.
Согласно закону 1922 г. о самоуправлении, местный парламент -лагтинг может принимать законы о внутренних делах островов и о бюджете. Лагтинг назначает правительство. В законы о самоуправлении в соответствии с Конституцией Финляндии могут быть внесены изменения парламентом Финляндии только с разрешения лагтинга Аландов. Правовые полномочия лагтинга определены в следующих сферах: образование и культура; здравоохранение; экономика; транспорт; коммунальное хозяйство; полиция; почта; радио и телевидение. В этих сферах Аланды обладают полномочиями суверенного государства, единственным языком которого, в отличие от двуязычной Финляндии (в пятимиллионной стране шведы составляют 300 тысяч человек), является шведский язык. И хотя все остальные законодательные полномочия – прерогатива Финляндии: внешняя политика, основная часть гражданского кодекса, суд и уголовное право, таможня и денежное обращение, — на архипелаге создана уникальная система гражданства и права владения землей. Так, право жить на островах одновременно является правом гражданства. Им обладает каждый ребенок, родившийся на островах при условии, что один из его родителей – гражданин Аландов. Одновременно аландцы — граждане Финляндии. Аландское гражданство также выдается любому гражданину Финляндии, переехавшему на архипелаг и прожившему там пять лет при условии знания шведского языка. Однако этот статус связан с необходимостью быть землевладельцем на островах, а эта процедура затруднена рядом првовых ограничений для иностранцев.
Ограничения прав иностранцев на обладание недвижимой собственностью объясняются желанием закрепить землю за аландцами, вместе с тем житель островов, проживший вне Аландов пять лет, теряет гражданство. Гражданин Аландов свободен от обязанности служить в финской армии. На островах запрещено размещать войсковые части и строить укрепления.
Внешняя политика – прерогатива правительства и парламента Финляндии, но если Хельсинки подписывает международный договор, оказывающий воздействие на внутренние дела Аландов, то вступление этого договора в силу необходимо согласовать с лагтингом.
В таких компромиссных рамках, которые таковыми не рассматривались всеми сторонами конфликтов, начался опыт аландского процесса, который сегодня привлекает внимание многих стран мира.
Аландская модель была предложена международными посредниками в качестве возможной будущей модели отношений между Азербайджаном и Нагорным Карабахом. 21-22 декабря 1993 г. по инициативе Межпарламентской ассамблеи СНГ и правительства Финляндии на Аландских островах состоялся симпозиум парламентариев Азербайджана, Армении и представителей Нагорного Карабаха, на котором были представлены детали этой модели. Тогда, 12 лет назад, сторонами было официально заявлено, что аландская модель не учитывает «исторических основ и психологических последствий нагорно-карабахского конфликта». Неофициально же, армянская сторона заявила, что Азербайджан – «это не Финляндия», на что последовала реплика, что и «Армения – далеко не Швеция». Ясно, что в то время стороны не хотели принять те положения аландской модели, которые, на их взгляд, ущемляли национальные и государственные интересы. Так же ясно, что Нагорный Карабах отнюдь не архипелаг, а анклав, в свое время полностью отделенный от Армении.
Так можно ли применить модель Аландов к условиям Южного Кавказа, его многочисленных конфликтов? Можно ли считать, что абхазский, южно-осетинский и нагорно-карабахский конфликты имеют общую природу и их можно решать в рамках единой модели, использующей опыт Аландов?

Запись опубликована в рубрике 1Eynulla Fatullayev. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>